Статистика





Вступить в клуб любителей бега «Виктория»

Ирина Привалова: Главный наставник сборной не должен тренировать своих людей

Ирина Привалова
Ирина Привалова

Первый же материал наших новых партнеров из мордовской «Столицы С» произвел эффект «разорвавшейся бомбы» - такого массового и ожесточенного обсуждения у нас давненько не было, хотя вроде бы интервью было предназначено несколько для иного профиля посетителей, нежели собирающихся в основной своей массе у нас на беговом портале. И вот сейчас мы публикуем очередную беседу с не менее выдающейся личностью, оставившей яркий след в анналах истории легкой атлетики – Ириной Приваловой, некоторые суждения которой будут также очень интересны нашей многочисленной аудитории.

Одной из самых громких спортивных сенсаций прошлого года стало возвращение на беговую дорожку рекордсменки мира в беге на 50 и 60 метров (5.96 и 6.92) и России на 100 и 200 метров (10.77 и 21.81) Ирины Приваловой. Выдающаяся спринтерша всех времен и народов последний раз блистала на мировом уровне еще в 2000 году, когда на Олимпиаде в Сиднее выиграла золото на дистанции 400 метров с барьерами и бронзу в эстафете 4 х 400. Затем она надолго выпала из поля зрения спортивных функционеров, и ее попытка в 40 лет (!) отобраться на Олимпиаду — 2008, мягко говоря, вызвала неоднозначную реакцию со стороны бывших коллег и соратников. Зато любители легкой атлетики восприняли ее героический поступок с огромным интересом. Чем еще собирается удивить поклонников королевы спорта прекрасная бегунья и мама троих детей, выяснял ЕВГЕНИЙ НАУМОВ.

Ирина Привалова
Ирина Привалова
 
МОРДОВИЯ

«Приятно, когда мной интересуются журналисты из Саранска, — ответила Ирина Привалова на телефонный звонок. — Ваши мордовские скороходы произвели настоящий фурор на Пекинских играх! Я так за них болела! Видела блестящую победу Валерия Борчина, как обошла всех Ольга Каниськина, как бился за медаль Денис Нижегородов. Знаю, как серьезно Глава Мордовии Николай Меркушкин поддерживает спорт. Созданы отличные условия для развития ходьбы, поэтому-то вам и нет равных в мире. А тренер скороходов Виктор Чегин — вообще красавец, настоящий профессионал. В мире очень мало специалистов такого уровня».

«С»: Ирина, вы знакомы с Виктором Чегиным?
— Да, мы прекрасно знаем друг друга! Не раз встречались на различных соревнованиях. Правда, в основном Чегин беседует с моим мужем и тренером Владимиром Паращуком. Чегин даже приглашал нас с Володей к себе. Говорил, что в Саранске — отличные условия для занятий, есть манеж, два стадиона. Есть где проводить полноценные сборы. Кто его знает, может, еще приедем (смеется). Тем более в Москве с условиями для занятий есть проблемы. 

«С»: Ваша вчерашняя подруга по российской сборной Ольга Богословская, а ныне комментатор телеканала «Спорт», в интервью нашей газете говорила: «Я преклоняюсь перед ходоками, ведь в таком темпе прошагать 50 км для меня немыслимо. Проехать на автомобиле — другое дело, но чтобы пешком...»
— Честно говоря, для меня это тоже немыслимо. В свое время мне на тренировках с трудом давались отрезки по 800 метров. Тогда еще думала: «Как же люди бегают по несколько километров? Как они выдерживают?» Мы с Богословской — спринтерши, нам этого не понять. С Олей, кстати, мы близкие подруги. Увы, далеко не со всеми вчерашними соперницами у меня сохранились такие хорошие отношения...

Ирина Привалова
Ирина Привалова

ПЕКИН

«С»: Да и не только с соперницами... Многие считают, что вы были достойны представлять Россию в Пекине. Но Олимпиада — 2008 прошла без вашего участия. Хотя летом на стометровке вы показали второй результат сезона среди россиянок — 11.32. И только осечка на чемпионате страны в Казани не позволила вам стартовать на главных Играх четырехлетия... Вы долго переживали эту неудачу?
— Расстроилась, конечно... На чемпионате России в июле мне не удалось показать все, на что я была способна. Форму к тому времени набрала неплохую... Но, увы... Наверное, выступить более удачно помешала нехватка соревновательного опыта. Например, из-за травмы ахиллова сухожилия не смогла выступить на май¬ском мемориале братьев Знаменских. Все это сказалось в Казани. Но считаю, что мне могли бы представить какой-то дополнительный шанс, пригласив на предолимпийские сборы в Иркутск. К сожалению, такой возможности тренеры сборной мне не дали... Может быть, они и правы. Что сейчас говорить, поезд ушел и олимпийские страсти позади. Спорт тем и хорош, что проигрыши вскоре забываются. Тем более я прекрасно понимаю, что сегодня не на голову сильнее всех.

«С»: Кого бы вы назвали главным героем Пекинской олимпиады в составе российской сборной по легкой атлетике?
— Лену Исинбаеву. Все-таки она выиграла прыжки с шестом с мировым рекордом. Нельзя не отметить ходоков, которые внесли самый весомый вклад в итоговый успех легкоатлетической команды. Вы же знаете, что сразу несколько ведущих воспитанников Виктора Чегина не смогли стартовать в Пекине. Однако это не помешало саранским атлетам завоевать в Поднебесной две золотые и одну бронзовую медали. Так вот выступление скороходов я ставлю даже выше достижения Исинбаевой! Женский шест — достаточно молодой вид спорта, и конкуренция там не такая жесткая, поэтому победа Лены была предсказуема. А ходьба — физически очень сложная дисциплина, где многие надеются на удачное выступление. Кроме того, судьи всегда могут внести коррективы в итоговое распределение мест. В этой ситуации три медали учеников Чегина — грандиозный успех!

«С»: Вы ездили в Пекин?
— Нет. Во-первых, предложений не было. А сама я не люблю суетиться, просить кого-то... Во-вторых, я не привыкла ездить на Олимпиады в качестве туриста. Поэтому осталась дома, но не пропустила ни одной легкоатлетической телетрансляции из Пекина. Вставала в 5—6 утра, чтобы все смотреть в прямом эфире, в том числе выступления ходоков.

«С»: В Китае настоящие чудеса творил ямаец Усэйн Болт, который улучшил мировые рекорды на 100 и 200 м (9.69 и 19.30) и помог своей сборной обновить рекорд планеты в эстафете 4 х 100 (37.10). Как долго продержатся эти достижения?
— Усэйн Болт — суперталант! Если он избежит травм, то сохранит свои лидирующие позиции в мире до следующих Игр в Лондоне. Но от травм не застрахован ни один спортсмен. Тем более спринтер, показывающий сверхчеловеческие скорости. 

«С»: Как считаете, зачем в финале стометровки Болт сбросил скорость на самом финише? Специалисты долго потом гадали, а сколько же мог показать этот непростой ямайский парень, если бы финишировал как надо...
— Я видела этот суперфинал и считаю, что Болт не тормозил на финише. По крайней мере, специально он этого точно не делал. Просто понял, что никто его уже не настигнет, и немножко расслабился. Это же эмоции! Но потеря скорости в принципе была незначительной.

«С»: Есть ли предел мировым рекордам?
— Наверное, есть. Например, быстрее гепарда (110 километров в час!) человек вряд ли когда-нибудь пробежит. Хотя результаты, несомненно, будут улучшаться. Совершенствуются методика тренировок и покрытия дорожек, возможно, еще какие-нибудь специальные стельки к шиповкам придумают. Рекорды сейчас напрямую связаны с научными разработками. А наука не стоит на месте.

«С»: Вы до сих пор рекордсменка России на самой престижной спринтерской дистанции — 100 метров (10.77). Рекорд мира, который принадлежит ныне покойной американке Гриффит-Джойнер и который многие называют вечным, равен 10.49. Если бы все сложилось идеально, какие самые быстрые секунды вы показали бы в своей карьере стометровика?
— Примерно 10.65 (рекорд Европы — 10.73 — «С»). Но для этого нужно, чтобы и ветер сопутствовал, и физическое состояние было оптимальное... В принципе подобное могло произойти на Олимпиаде 1992 года в Барселоне, где я показала 10.84. Реально я была готова на большее, но засиделась на старте. Но спорт не терпит сослагательных наклонений... Так что есть 10.77, и это здорово!

Ирина Привалова
Ирина Привалова

ПЛАНЫ

«С»: Ирина, вопрос, который сейчас волнует без преувеличения всех поклонников королевы спорта, — каковы ваши спортивные планы на 2009 год?
— Я для себя решила, что 2009-й станет для меня завершающим в спортивной карьере. Сейчас я тренируюсь и в предстоящем сезоне буду выступать. В частности, 13 января приму участие на «Рождественском Кубке» в Москве. Потом будут «Русская зима», несколько стартов за границей и февральский чемпионат России в помещении. Конечно, хотелось бы попасть в состав сборной для участия в зимнем чемпионате Европы. Но тут все будет зависеть от моего состояния. Все-таки тяжело набирать форму в 
40 лет. Да и восстанавливаешься не так быстро, как в молодости. К тому же у меня трое детей, а им тоже нужно уделять время. Поэтому проблемы, конечно, есть. Я и на южные сборы уже много лет не езжу, готовлюсь исключительно в Москве.

«С»: Правда ли, что и детей вы иногда берете с собой на тренировки?
— Не иногда, а всегда! Каждый день они с нами. Пока тренируемся, девочки — Мария (6 лет) и Катя (2 года) — чем-то своим заняты, в прыжковой яме в песочек играют. Ждут, когда родители работу выполнят. Но я нисколько не жалею, что в разгар спортивной карьеры решила родить троих детей. Если бы вернуть прошлое назад, я бы повторила этот путь. Тем более что мне грех жаловаться на спортивную судьбу. Все, чего хотела, достигла — выиграла и Олимпиаду, и чемпионат мира. Как говорится, нереализованных амбиций нет. Почему же я решила вернуться в большой спорт?! Да потому что мне нравится сам процесс тренировки! За время многолетних выступлений у меня появилась постоянная потребность в движении, в преодолении себя. Вот и захотелось побегать еще годочек-другой. Но, повторяю, нынешний сезон для меня — точно последний.

«С»: Значит, рекорд спортивного долголетия вашей знаменитой соперницы Мерлин Отти из Ямайки, которая выступала до 48 лет, так и останется непревзойденным?
— Нет уж, извините, это рекорд не для меня... Во-первых, Отти все равно не смогла выйти на уровень, который показывала в 35—36 лет. Какие могут быть результаты в 48 лет? Сами понимаете, как ни тренируйся, а организм не обманешь. Возраст все равно дает о себе знать. К тому же у Мерлин нет детей, к сожалению... Она их очень хотела иметь, но увы... Так или иначе, забот у нее практически никаких не было, поэтому бегала. А у меня — муж и трое детей. Я и спать-то ложусь в полночь — пока домашние дела переделаю, детей уложу... И это вкупе с двухразовыми ежедневными тренировками!

«С»: Чего бы хотелось добиться напоследок? 
— Приблизить ощущения к тем годам, когда я летала по дорожке, преодолевая спринтерские 60 и 100 м. А в какой результат это выльется, посмотрим. Думаю, должно получиться неплохое время. 100-метровку надеюсь пробежать быстрее 11.32. Может быть, это будет 11.20, а может, и 11.15 — где-то в этих пределах...

«С»: В таком случае карьеру закончите чуть ли не первым номером в российской сборной...
— А что делать?! Все когда-то начинают, и все когда-то заканчивают. Это жизнь. Надеюсь, в России еще появятся хорошие молодые спринтерши. Будем в это верить.

«С»: Года два назад вас приглашали в бобслей — в качестве разгоняющей. Почему отказались?
— Сначала согласилась, но потом пошла на соревнования и поняла: если упадешь, мало не покажется. А семья у меня большая, так что лучше не рисковать (смеется).

«С»: Перед Олимпиадой — 2000 вы удивили всех: перешли на 400 метров с барьерами и выиграли золотую медаль. Трудно ли вам дался переход на новую дистанцию?
— По прошествии времени кажется, что без особого труда. К тому же у меня была возможность для маневра. Если бы что-то не заладилось, я всегда могла бы вернуться в «гладкий» бег. К счастью, эксперимент оказался удачным. Кто-то считает, что заниматься барьерным бегом легче. Один знакомый тренер из Белоруссии говорил, что там метров 30 просто пролетаешь. Отталкиваешься от дорожки метра за два до барьера, а приземляешься — за полтора. Я же всегда серьезно концентрировалась на дистанции. Очень осторожно подбегала к барьерам, даже количество шагов считала, боялась, как бы не убиться. В Сиднее поверила в победу только после того, как преодолела последний барьер и первой вышла на финишную прямую.

«С»: Почему восле возвращения в большой спорт вы снова переключились на «гладкий» спринт?
— А куда деваться, если в Москве барьеристам просто негде полноценно готовиться?! Для этого надо ездить на южные сборы, а куда я денусь из столицы? Вот и решила вернуться в «гладкий» спринт.

«С»: Трудно ли тренироваться под руководством мужа? Все-таки и дома, и на дорожке постоянно вместе...
— Да нормально. Хотя сейчас наша работа строится несколько иначе, чем в молодости. Если что-то побаливает, я сразу же рассказываю мужу. В связи с этим он корректирует тренировку, жалеет меня. А раньше я молчала, терпела до конца. Я в его работу никогда не лезу, что он говорит — все выполняю беспрекословно. Это дома мы супруги, а в манеже — он — тренер, я — спортсменка.

«С»: Есть ли у вас спарринг-партнеры?
— Мой муж тренирует также в Московском госуниверситете. В его группе есть студенты, которые пробегают в пределах одиннадцати секунд и даже быстрее. Неплохие ребята. Причем они постоянно меняются, одни уходят, приходят другие, а я остаюсь (смеется).

«С»: Вы закончили факультет журналистики. Не планируете ли связать дальнейшую жизнь с этой профессией? Ведь многие бывшие спортсменки теперь регулярно появляются на экране в качестве телеведущих или репортеров.
— Журналистике, как и спорту, нужно посвятить себя полностью. Я к этому не готова. У нас на факультете есть спецкурс по спортивной журналистике, меня туда перетягивают, но я пока отказываюсь. Какая там журналистика?! У меня трое детей, тренировки... Вот закончим со спортом, будет видно.

Ирина Привалова
Ирина Привалова

КОРОЛЕВА

«С»: Как оцениваете работу Национальной федерации легкой атлетики?
— Минус в ее работе — недостаточное внимание молодым спортсменам и тренерам в регионах. Не создают им хороших условий. А в моем понимании федерация должна всячески им помогать — предоставлять учебные материалы, нужную литературу, проводить семинары, организовывать сборы. Чтобы тренеры росли вместе со своими молодыми учениками, доводили их до мировых высот. Увы, у нас этого не происходит. Если спортсмен дорос до определенного уровня, то его передают в Москву. Это не- правильно. Переезд и смена обстановки не лучшим образом влияют на человека. Многие из-за этого перестают расти, результаты останавливаются на прежнем уровне. Вот в Мордовии есть своя школа ходьбы и тренер-профессионал Виктор Чегин, поэтому появляются результаты! А в беговых дисциплинах, особенно в спринте, с этим явные проблемы, значит, мы еще долго будем проигрывать Ямайке и США. Так что в целом я невысоко оцениваю работу федерации.

«С»: Какие у вас сейчас отношения со старшим тренером сборной Валентином Маслаковым? Говорят, он без особого восторга отнесся к вашему возвращению в большой спорт...
— Раньше, когда я была лидером сборной, с Валентином Михайловичем у нас складывались хорошие отношения. Да, Маслаков тогда тренировал спринтеров, но я была независима от него. Сама ездила на сборы, самостоятельно строила тренировочный процесс... Всех все устраивало... А сейчас не все так гладко. Убеждена, главный наставник сборной не должен тренировать своих людей. Его обязанности — следить за всеми, кто входит в национальную команду. Сейчас же он просто тянет своих воспитанников, а другие его не особо интересуют. Поэтому ситуацию здесь тоже следует менять.

«С»: В прошлом году семерых российских легкоатлеток обвинили в подмене допинг-проб ИААФ и отстранили от участия в Олимпийских играх. Теперь им грозит четырехлетняя дисквалификация. Вы считаете, их подставили?
— Не подставили, а заложили. Я знаю, что в ИААФ пришло анонимное письмо, после чего стал раскручиваться маховик внутреннего расследования. Через полтора года перед самой Олимпиадой его результаты всплыли наружу. И хорошо, что перед Олимпиадой, потому что после Игр такие скандалы еще больше подрывают престиж легкой атлетики. Хотя, конечно, мне очень жаль девочек, ведь практически все они претендовали на олимпийские медали. 

«С»: Может ли современный спорт существовать без допинга?
— Спорт невозможен без медицины — это и дураку понятно. Но мы немножко запутались в списке запрещенных препаратов. В России не хватает хороших специалистов. В мире постоянно появляются новые разрешенные препараты, о которых мы не знаем. Поэтому отстаем в результатах, поэтому нас дисквалифицируют. С этим допингом действительно доходит до маразма. Помню, я возила ребенка с собой на соревнования и мы оба заболели гриппом. Врач дал дочери микстуру от кашля, еще кое-какие снадобья, а мне отказал, мол, потому что там есть запрещенные вещества. Это смешно, но спортсмены иногда попадаются на допинге, даже не подозревая о том, что употребляли что-то запрещенное! Я иногда даже говорю себе: «Господи, хорошо, что я скоро закончу карьеру». Мир с этим допингом просто сходит с ума. И чем дальше, тем ситуация становится страшнее...

Источник - "Столица С"

Дата публикации:


Читайте также:

26 мая 2015, 19:13 - 27 мая 2015 года в жилом комплексе "Чайковский" будет установлен новый рекорд Гиннесса
18 апреля 2014, 12:15 - Интернет магазин продуктов в Спб
18 апреля 2014, 11:40 - Почему их бегуны самые быстрые. Школа бега Ямайки
09 марта 2014, 12:56 - Он-лайн казино популярнее чем классические
05 марта 2014, 12:32 - Lasсana знает каким должно быть женское белье
15 октября 2013, 17:29 - 7 эффективных правил для похудения
14 октября 2013, 17:38 - Как привлечь ребенка к спорту
12 сентября 2013, 18:44 - Авиа перевозка грузов по всей России
08 сентября 2013, 19:12 - Глобал Контейнер Лоджистикс - быстрая и качественная транспортировка
22 августа 2013, 18:01 - Слабые результаты в беге на длинные дистанции
22 августа 2013, 14:33 - Питание перед физическими нагрузками
07 августа 2013, 15:09 - Ингаляторы в интернет магазине UkrMedShop
06 августа 2013, 10:36 - Бег для детей
06 августа 2013, 10:12 - Реклама - двигатель прогресса
02 августа 2013, 23:24 - Александр Трощило: в сборной грядут перемены

Делитесь своими тренировками и просматривайте тренировки других участников клуба:
Аэробия

Календарь событий

Журнал
"Мы выбираем бег"

Журнал "Мы выбираем бег"

Статистика





© 2008-2016 Клуб бега «Виктория».